Вверх

Добро пожаловать на сайт еврейской общины Днепра

RSS
  • 10 швата 5710 – день ухода Ребе Раяца
Сегодня исполняется 68 лет с того дня, как 10 швата 5710 года, вернув свою святую душу Вс-вышнему, покинул рамки материального мира Шестой Любавический Ребе раби Иосиф-Ицхак Шнеерсон (Раяц).
 
Сайт «Мошиах ру» приводит отрывок из дневника одного из учеников иешивы «Томхей-Тмимим» о тех днях 1950 года.
 
«Вечером, при наступлении Субботы недельной главы «Бей», 10 швата 5710 года. Недолго изучаем маймор «Боси Ле Гани», опубликованный к 10 швата. Кто-то обращает внимание на опечатку в титульном листе маймора: пропущен йуд в слове ШЛИТА...
 
В Субботу утром спешим в 770. Ребе взойдет на мафтир, потому что на эту неделю выпадает йорцайт его матери, ребецн, душа ее в раю. Без сомнения, как обычно, во время мафтир будет толчея.
 
Добираемся до угла Бруклин Стрит и Истерн Парквей. Навстречу нам идет негр-почтальон. Он обращается к нам и рассказывает, что... Абсолютная вера в то, что Ребе поведет нас навстречу Машиаху, праведнику нашему, отгоняет всякие сомнения в том, что негр сошел с ума. Однако, что-то начинает сжиматься в сердце. Мы убыстряем шаги... Как может быть...
 
Приходим в 770. Иешива пуста, кто-то говорит «Тегилим» в коридоре. Мы спрашиваем, что случилось. Нам советуют поспешить в микву.
 
Еще не верим... По дороге в микву слышим самую горькую истину из тех, что мы слышали в жизни своей. В микве застаем зятя Ребе. [...] Непонятно, знает он или нет. Сомнения быстро исчезают. Он говорит нам, что миква будет открыта в течение всего дня. Значит, знает...
 
Спешим обратно в 770. Поднимаемся наверх и говорим «Тегилим». Многие из тмимим уже здесь. У всех глаза в слезах. Сердце бьется. Мысль догоняет мысль. С минуты на минуту присоединяются новые и новые люди, все громко плачут... Всех вытесняют в коридор... Дверь спальни открыта... [...] Там, на кровати, под простыней... находится венец головы нашей и красота наша... Сердце сжимается.
 
Доктор Зеликсон рассказывает нам, что утром, без десяти восемь, его срочно вызвали по телефону [...] Он сделал две сильных инъекции, но это не помогло... Дыхание было тяжелым. Полиция привезла аппарат искусственного дыхания, но и это не дало результата.
 
В семь минут девятого [...] отец наш, колесница Израиля, [...] поднялся в смерче на Небеса...
 
В воскресенье, 11 швата, – похороны. Сейчас 12.30. Гроб был перенесен из спальни в комнату ребецн, а оттуда спускаются по лестнице, выходят через главную дверь на улицу [...] Толчея ужасная. Каждый хочет, по крайней мере, прикоснуться к гробу. Люди падают в обморок. У одного случается сердечный приступ. Гроб стоит на месте, поскольку невозможно сдвинуться с места. Пытаются навести порядок, но без толку. Гроб грузят в машину и так продвигаются до здания иешивы на улице Бедфорд. Оттуда похоронная процессия отправляется на кладбище Спрингфилд, Лонг Айленд.
 
Начинают опускать гроб в могилу... Именно сейчас никто не плачет... Силы и чувства окаменели. Все стоят молча, застыв на своем месте...
 
Через три четверти часа земля сомкнулась над отцом нашим, светилом нашим. [...] И плохо, и горько на сердце. Спешим в 770, молимся Минху и садимся на «Шиво». Снова слезы, снова плач и снова «Тегилим». Стоим в его святой комнате, и глаза всех устремлены на кресло... Сердце отказывается верить...».
 
Шестой Ребе был похоронен в Нью-Йорке. Ровно через год, по настоятельной просьбе хасидов, его зять рабби Менахем-Мендел Шнеерсон принял на себя руководство ХаБаДом и стал Седьмым Любавическим Ребе, Главой нашего поколения.