Вверх

Добро пожаловать на сайт еврейской общины Днепра

RSS
  • «Laurus» выполнил обещание – вышел альбом «Лец XX століття»
Знаменитое киевское издательство «Laurus», которое имеет репутацию самого рафинированного и интеллигентного в Украине, выполнило обещание, которое оно дало нашему сайту и еврейской общине Днепра – в первые дни июля украинское издание «Лец XX століття» вышло в свет.
 
О презентации книги и начале предварительной записи на ее приобретение еще 21 июня возвестила исполнительный директор издательства Галина Любчич, однако, памятуя о том, что выход книги несколько раз срывался, мы решили подождать до выхода тиража из печати, чтобы сообщить своим читателям – альбом Станислава Ежи Леца в украинском варианте таки существует. (О том, как готовились польская и русская версии издания и про многое связанное с ним, наш сайт рассказывал здесь)
 
Сама идея альбома принадлежит писателю, гражданскому активисту и мыслителю Виктору Шендеровичу. Как рассказывают в издательстве «Laurus», эта мысль появилась у него, когда он увидел знаменитую фотографию Сахарова, идущего после своего исторического выступления на «Съезде Народных Депутатов». Именно тогда Виктору Шендеровичу пришла в голову мысль соединить знаковые фотографии с афоризмами Станислава Ежи Леца, именно так появилась идея этого уникального фотоальбома.
 
Бильд-радактор этого издания и автор фото, вынесенного на суперобложку – «Первое падение Ленина в Украине в 1990 году», Валерий Милосердов, так рассказывает о нем: «В кінці 1920-х років лондонський винахідник Гордон Ерл Адамс в підвалі свого будинку створив механізм, який він назвав машиною часу. Його метою були подорожі в минуле. Одного разу він зник. Й донині про його долю нічого не відомо. За міфом, Адамс не повернувся зі свого підвалу після проведення чергового експерименту. Українське видавництво Laurus випускає у світ свій варіант машини часу - фотокнигу «ЛЕЦ. XX століття». За допомогою афоризмів мудрого Єжи Леца, кожен з яких супроводжується знаковою фотографією, зробленою в ХХ столітті, читачеві пропонується зробити справжню подорож в ще не далекий, але вже минулий час. Автор ідеї альбому Віктор Шендерович намагається видати його різними мовами світу. Вже вийшли польське та російське, фоточастиною ж українського видання випало займатися куратору мистецтва, історику Костянтинові Дорошенку та мені. Для візуального ряду необхідно було підібрати зображення значущих подій і постатей української історії. І тих, і інших виявилося з надлишком. Складніше було з фотографіями, що розповідають про життя укранців початку і середини ХХ століття. Як ми вийшли з цієї ситуації – читачі зможуть самі оцінити, гортаючи сторінки книги. Природно, що українські сюжети ми намагалися показати в контексті життя всього світу. Цікава сучасна тенденція тотального звернення людей на початку нового XXI століття до історії століття минулого. Як до особистої, сімейної історії, так і до сенсів подій і процесів більш глобального характеру. Марсель Пруст на початку ХХ століття говорив, що "минуле не випаровується, воно міцно стоїть на місці". Можливо, помандрувавши з сатириком Єжи Лецем, фотографами Робертом Капою, Юджином Смітом, Антанасом Суткусом, Йозефом Куделкою, Іриною Пап, Віктором Марущенком (іншими – всіх авторів зображень складно відразу і перерахувати) дорогами минулого, ми хоча б позначимо контури свого нового місця в цьому новому часі?».
 
А инициатор, вдохновитель и «пламенный мотор» этого проекта (на ряду с Полиной Лавровой) Виктор Шендерович так рассказывает о главном герое этой книги Станиславе Ежи Леце, чья грустная, ироническая, мудрая улыбка присутствует на каждой странице:
 
«Двадцатый век немало потрудился над его биографией.
 
Сын австрийского дворянина и польской еврейки, выпускник львовской евангелической школы и автор левого литературного кабаре; заключенный фашистского концлагеря и диссидент в «советской» Варшаве… А еще была репатриация в Израиль — и возвращение на «неисторическую» Родину, за свободу которой он, партизан, боец Армии Людовой и майор Войска Польского, воевал с фашистами…
 
В сущности, войне за свободу и была посвящена вся его жизнь.
 
За свободу родной Польши — и человека.
 
«Непричесанные мысли», вышедшие в 1957 году, сделали Станислава Ежи Леца классиком мировой афористики и предтечей освобождения — не только в Польше.
 
Появившиеся в СССР в начале семидесятых, даже в сильно «причесанном» виде, эти краткие мысли стали глотком свежего воздуха и немедленно разошлись на цитаты — иногда безымянно, в виде фольклора. «Мысли» Леца ходили в «самиздате», их перепечатывали и переписывали от руки: высшее признание для автора!
 
Метафора мощно детонирует в его афоризмах, их поэтичность соперничает с глубиной; в невинной облатке банальности спрятан целебный яд иронии; мысль переворачивается на лету лентой Мебиуса и входит в голову читателя оборотной, парадоксальной стороной…
 
«Следует ли записывать утрату иллюзий в графу «приход»?» — и стоишь, открыв рот, улыбаясь счастливой растерянной улыбкой. Как он делает это?
 
И все-таки, секрет не в писательской технике, а прежде всего, — в таланте свободы. Той самой, которую «симулировать нельзя». Лец вызывающе, потрясающе свободен — свободой мысли, отчаянной личной готовностью пожертвовать всем ради истины! Истины чаще всего — горькой: «Cатирик, к сожалению, ошибается редко»…
 
Мы можем только гадать о цене, которую он заплатил за этот человеческий взлет. «Роды — болезненный процесс, в особенности если человек рождает сам себя, да еще в зрелые годы», — можно не сомневаться в автобиографичности этой фразы.
 
Вопросы жизни и смерти не были для Ежи Леца теорией. Убивший эсэсовца, который вел его на расстрел (убивший лопатой, которой должен был копать себе могилу), — он не понаслышке знал цену этим понятиям.
 
Достоинство человека было для него мерилом всех идеологий. И как масло с водой, Ежи Лец не дал себя смешать ни с одной из них (а уж он прошел чуть ли не сквозь все, какие были на его веку).
 
Уточним: он не дал себя смешать ни c одной из них — кроме идеологии гуманизма. Оболганной, осмеянной и затоптанной в двадцатом столетии (как, впрочем, и в любом другом).
 
Для Леца любая толпа была заведомым поводом для презрения; отдельный человек — шансом на торжество разума. Начинавший с изучения евангелистов, зрелый Лец пессимистично смотрел на человечество, но желчь его иронии восходит прямиком к Свифту, а твердость нравственных ориентиров — разве не повод для оптимизма?
 
В его афоризмах действуют тираны и карлики, трусы и людоеды, но разве не он, Станислав Ежи Лец, написал: «Будем сами дуть в свои паруса»? И разве не он прожил свою собственную жизнь так, как он ее прожил?»
 
Состоится ли презентация альбома «Лец XX століття» в Днепре и когда это может произойти – нашему сайту пока не известно. Как принято говорить в таких случаях – мы ждем и надеемся.
 
С использованием информации и фотоматериалов официальной страницы проекта «Лец XX століття» в социальной сети.